Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

so i got your letter.
san francisco, amazing.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:21 

magician
в городе весна. просыпаешься в восемь утра и едешь в другой конец города, чтобы пойти на блошиный рынок и покупаешь только украинскую халву. гуляешь на крышах парковок, устраиваешь пикник в парке. вокруг все зеленое, яркое, дети прыгают в фонтан, взрослые обнимаются на лавочках. весной хочется жить. весной больше всего чувствуешь смерть.
я рассказываю А. про Павича., рассказываю, как в первую среду месяца нужно прийти на главную площадь города со своей версией словаря. А. говорит, что, возможно, это вообще единственный верный способ знакомиться с людьми. по крайней мере, вы точно не увязнете в скуке.
в Варшаве мы много пили и много смеялись, завтракали на балконе, гуляли в парке на крыше библиотеке. в Варшаве жизнь казалась ближе, чем во Вроцлаве: здесь все похоже на тягучий янтарь, а ты, конечно, всего лишь мушка, которая увязла в ловушке. возможно, все дело в привычке, в том, что погода здесь не меняется. а возможно, это правда. трудно сказать, где заканчивается реальность, а начинается вымысел - таков город, где я застряла на три года.
когда кто-то спрашивает, чем я планирую заниматься дальше, отвечаю, что не знаю, отвечаю, что только не тем, чем занимаются нормальные люди. и только А. ставит верный вопрос, потому что она знает, что главное понять не то, кем ты хочешь быть, а то, кем ты точно быть не хочешь.
кажется, мне всегда будет семнадцать, я всегда буду идеалистом.
да и черт с ним.

01:12 

when is nothing left to burn, u have to set uself on fire.

magician
мне нужно сделать два важных звонка. я откладываю их уже достаточно давно, каждый раз находя оправдания для того, почему я не могу набрать девять цифр на телефоне и сказать "алло".
люди вокруг меня нормальны. я наблюдаю за своей соседкой, она умеет жить: делает все аккуратно и вовремя, у нее долгие и стабильные отношения с магистром биотехнологии. каждое утро она встает в восемь утра, завтракает, пишет диплом и собирается в университет. у нее хватает времени сходить в библиотеку и в кино. вся ее жизнь подчинена расписанию, в котором не остается времени на страдания.
а еще есть я или В. вся наша жизнь - это бесконечный путь в бездну депрессии. вот ты находишь работу, или заводишь отношения, или начинаешь писать рассказ, а вот через какое-то время ты просыпаешь и понимаешь, что опять хочешь умереть. нет, тебе даже не хочется умереть - хочется лежать на кровати и не вставать до завтрашнего дня, а в лучшем случае впасть в эмоциональную кому до конца жизни.
каждый день мне приходится бороться не только с собой, но еще и с обществом: со всех стороны ты слышишь только: 'будь успешным', 'стремись к идеалу', 'чувствуй себя хорошо'. я не вписываюсь в стандарты. такое чувство, что я наоборот стараюсь никуда не вписаться, но нет, мне не шестнадцать, я знаю, что нонконформизм по сути ничем не лучше конформизма.
in suffer we trust.
чувствовать себя плохо - стыдно. 'тебе просто нужно начать что-то делать, ты выдумываешь причины для того, чтобы страдать и ничего не делать', 'это все от безделья', 'послушай позитивную музыку или ты думаешь, что от placebo кто-то стал чувствовать себя лучше?'. я слышала это миллиард раз. чувствовать себя слабым - стыдно. о чем говорить с людьми: 'сегодня я заставил себя взять телефон и набрать номер', 'сегодня я смог встать с кровати и сделать себе кофе'? нет, ты находишься в замкнутом пространстве, ты как будто заперт в кабине лифта, который летит вниз в Северной башне одиннадцатого сентября. и это в лучшем случае. в худшем - ты просто знаешь, что не можешь почувствовать ничего, потому что весь твой прекрасный внутренний мир могут описать только эскимосы с помощью пятидесяти названий снега.
и вот ты покупаешь новое платье, подбираешь под него туфли и пальто, красишь губы красной помадой, укладываешь волосы и по-прежнему чувствуешь себя запертым в лифте этой чертовой башни. не забывай, что ты не можешь никому объяснить, почему ты чувствуешь себя так: ты в одиночестве несешься со скоростью света в лифте, у которого порвались тросы.
когда я смотрю на людей, мне сложно понять, что у них тоже есть чувства. легко представить, как человек где-нибудь в Австралии собирается утром на работу, ест хлопья на завтрак, а вечером читает газету, легко представить, как он ложиться спать и гасит ночник, как сопит во сне, переворачиваясь с боку на бок. но представить его чувства - это слишком сложно. как он реагирует на новости о тайфуне на Филиппинах, как влюбляется, любит ли он изюм и орехи, о чем он рефлексирует, какими проблемами делится с психотерапевтом? иногда мне кажется, что я просто не знаю, что такое чувства. и поэтому моя жизнь и похожа на падающий лифт - как можно выразить словами то, чего у меня нет? если думать про внутренний мир, то я могу представить тундру. с уроков географии я помню картинки в атласе, где она была изображена: бесконечная белая пустыня, одинокие карликовые деревья, холод и пустота.
внутри меня нет ничего.
запись создана: 06.04.2014 в 01:05

02:34 

don't get to close it's dark inside.

magician
раз-два-три.
распиши всю жизнь, найди себе знакомых и преврати их в буквы, испиши тонны блокнотов и напечатай миллиард знаков в ворде, придумай любовь, чтобы можно было страдать и превращать ее в литературу (ах, Генри Миллер, как много проблем из-за Вас). Анна сказала мне на прошлой неделе: в конце концов, это всегда пригодится для книги.
хочется сказать, что я выросла, что набивать синяки вошло в привычку, что люди перестали быть важными, что от некоторых песен уже не хочется блевать – ложь. помню, три года назад написала: всем всегда семнадцать. сбылось. мне всегда семнадцать, мне всегда шестнадцать, зачем вы говорите про двадцать один? шутка затянулась, господа.
я не буду сдержанной и взрослой, ничего не поменялось. и ничего не поменяется, потому что я не хочу этого. ломаю ногти и кусаю губы, вся моя жизнь – очень дерьмовая литература. я продолжаю второй акт: посмотри, ты сможешь найти, где спряталась настоящая я? кажется, от нее ничего не осталось. здесь одна превосходная игра.
раз-два-три.
не нужно меня любить, пожалуйста.
я же чертова королева драмы.

17:38 

magician
посмотрела на себя в зеркало, подумала, что я красивая.
а потом расстроилась, что могу чувствовать себя так, только когда не ем неделю.
наверное, мне и правда нужно позвонить психологу.

00:07 

magician
а к чему это я, да:
теперь возможность написать текстик накрывает меня примерно раз в месяц, что грустно. но грустнее вообще другое: я включаю лаптоп, бодро выбиваю знаки в новом файле, потом перечитываю то, что написала… и мне хочется блевать. вот в этой истории Януш стреляет себе в рот на окраине города, что и не удивительно, думаю, будь я таким плоским персонажем тоже выстрелила бы и даже расстроиться бы не успела, потому что шаблонным историям и персонажам грустно априори не бывает, а если и бывает – то грусть тоже выходит грустной и шаблонной, а кому это интересно.

последнее время боюсь знакомиться с новыми людьми – я превращу их всех в текст. не всех, конечно, но тех, кого не превращу – они и не особо мне интересны были. например, из А. очень легко сделать текст, потому что она много пьет, много работает, пишет хорошие вещи, матерится и курит там, где нельзя. еще А. очень красивая, но это уже только мое мнение. или вот Р. можно в текст превратить, он странный, однажды после дикой пьянки мы в семь утра пили белое вино на балконе, все спали, а мы обсуждали Кафку и математику. это было месяцев пять назад, а я запомнила так хорошо, кажется, могу воспроизвести всё, правда немного в замедленной съемке, но это уже не важно. проблема возникает, когда появляется И. про него мне хочется написать очень много, но я не знаю как и что. я не знаю, чем он увлекается, почему внезапно задает очень странные вопросы, почему отправляет мне книжки в личных сообщениях, какая его любимая группа и фильмы. мне нравится И., если уж честно, но я вообще его не знаю. этим, наверное, и нравится

20:33 

и эпилог станет новым прологом.

magician
если историй действительно всего четыре, как завещал Борхес (об укрепленном городе, о возвращении, о поиске и о самоубийстве Бога), то я согласна с Борхесом примерно в той же степени, что и Фрай – историй четыре, но у каждого они свои.
первая история (и самая важная для меня) – история о времени. история о том, как обмануть Хроноса и подсунуть вместо себя что-нибудь другое, пусть себе грызет, не жалко вовсе. по сути, история про время – это всегда про смерть, это всегда про непостижимое и неопределенное и очень редко эта история может рассчитывать на happy-end, но "одной надеждой мы живы".
и если у Борхеса вторая история – история о возвращении, а у Фрая о побеге, то моя вторая история – это определенно совокупность побега и возвращения, такое себе колесо Фортуны, десятый старший аркан: двинешься – снесет, а поплывешь по течению – добьешься своего. возвращение и побег – две стороны одной медали: откуда бы ты не убегал – вернешься. объяснять здесь бессмысленно, чтобы понять нехитрую схему, достаточно самому убежать и перестать понимать, когда побег превращается в возвращение, а возвращение в побег.
третья история, перекликаясь с Борхесом, рассказывает о поиске своих – здесь и пояснять нечего, все ясно. только лишь стоит добавить, что это не про дурацкую любовь, которая к истинным историям вообще никакого отношения не имеет.
четвертая история – история о создании. четвертая история является важной, потому что вокруг нее самые ожесточенные споры, войны и разрушения. история о создании перекликается с историей о разрушении, потому что без одного не может получится другого. история о демиурге, наверное, самая древняя история. меня она интересует только в контексте "сначала было Слово", а все остальное – суета сует.

а теперь подумай и осознай: все, что ты можешь написать или прочитать – это всегда только твои четыре истории. возможность понять любой текст с точки зрения автора равняется практически нулю.
но давай попробуем.

23:45 

magician
немного картин, которые мы разбирали на последней лекции.








21:04 

magician
что-то с момента неожиданного админства в паблике уровень моего задротства перешел с upper intermediate на proficient.
зачем реальная жизнь, если есть фандом?


18:08 

magician
если живешь не очень далеко от кладбища, то в первых числах ноября везде чувствуешь мертвый запах ладана.
такое чувство, что и Вроцлав вымер: студенты разъехались по домам на праздники, магазины не работают, остались только пенсионеры и иностранные студенты.
остается только уныло жевать свой чизбургер в макдаке и читать про символизм в живописи.
вообще начало последнего месяца осени - это такое странное время, когда вроде бы еще не холодно ходить в плаще днем, но вечером жалеешь, что не оделся, как в экспедицию на Северный полюс, деревья на половину голые, а на другую половину – зеленые, «поскорей бы, что ли, пришла зима и занесла все это – города, человеков, но для начала – зелень». впрочем, я уже читаю книгу с любого места и сплю не раздевшись.
Д. говорит, что после дня всех святых, уже, можно сказать, Рождество, не пройдет и двух недель, как в магазинах начнут развешивать гирлянды, у пассажа рядом с домом поставят ёлку, а там уже и рукой подать до ярмарки на рынке.

самое время выбраться в икею и купить новую сковородку и тарелку (старую я разбила, разбирая коробки с вещами).
быть взрослым – самая скучная вещь во Вселенной.

02:13 

magician
пока сидела и курила на скамейке мне пришла в голову чудесная идея для рассказа, и я планировала ее записать в тетрадочку. но дома у меня зазвонил скайп, и, проговорив три часа про соционику и литературу, я поняла, что идея моя – дерьмо.
so it goes.

в ноябре у меня уже лет пять острая необходимость в сайте кален.дар (весной он не нужен совсем), и вот сегодня был день гадания на кофейной гуще, так как кофе я поглощаю литрами, то подумала, что нет ничего плохого в рассматривании узоров на дне чашки, но, кроме птиц и деревьев, я не обнаружила ничего. завтра иду кормить птиц печеньем. знаю, чем себя занять.
мой круг общения в жизни сужается до аквариумных рыбок.
и я не думаю, что это плохо.

03:16 

magician
вчера я сказала себе: если ты решишь завести новый блог, то, пожалуйста, не страдай хотя бы там. мое решение было твердым и взвешенным, а потом я посчитала, сколько дней осталось до Петербурга.
52.
52 чертовых дня - это как медленно вытащить револьвер из кармана пальто и подвести к виску. это три реферата, это конспект дипломной работы, это примерно двадцать коллоквиумов по латыни, это несколько встреч в кафе и несколько вечеров в баре, это пара новых сериалов, это десяток книг, это часы скайпа и миллиарды печатных слов в переписках.

ах, нет, вот уже и 51 день остался.

to infinity

главная